Купить билеты
Виктория Чачина: «Я — человек с музыкальными мозгами!»

В самый канун 2010 года коллектив Мурманской областной филармонии возглавила Заслуженный работник культуры России Виктория ЧАЧИНА, многие годы руководившая комитетом по культуре администрации города Мурманска. В первые весенние дни Виктория Владиславовна стала гостем Мурманского бизнес-портала.

  • От музучилища — прекрасные воспоминания!

— Я — коренная северянка, у меня и родители мурманчане, — рассказывает о себе Виктория Владиславовна. — Так что у меня корни наши, кольские. В Мурманске жили сначала на Колхозной улице, а затем с родителями переехала на улицу Буркова, где и живу по сей день.

Сначала училась в 33-й, затем — во 2-й школе. Параллельно занималась и в первой музыкальной. Я так срослась с этим домом на улице Профсоюзов, что, окончив восьмилетку, поднялась в музыкальной школе этажом выше: музыкальное училище в те времена находилось в этом же здании. Уже позже, в середине 70-х, оно переехало в свое нынешнее.

Моим мастером был прекрасный педагог и замечательный пианист Семен Маркович Шор, очень разносторонний человек. И вообще от музыкального училища остались самые светлые воспоминания. С нами работали знающие педагоги, выпускники Московской, Питерской, Одесской консерваторий. Они не только занимались с нами музыкой, а знакомили с литературой, живописью. Уровень общения был высочайший, за что я им всем признательна.

На третьем курсе я стала работать в вечерней музыкальной школе. Занималась музыкальным образованием взрослых, которые порой были постарше меня. Ведь раньше многие стремились получить музыкальное образование и для собственного развития, и для дальнейшей карьеры. Так что жизнь у меня была весьма насыщенной: уходила из дома в восемь утра и возвращалась в одиннадцать вечера, стараясь при этом найти время для занятий на инструменте.

  • Я тогда слово тарификация выговаривала плохо

Окончив училище, получила распределение в Мурмаши директором музыкальной школы, которую, собственно я и открывала. Получилось так, что стала директором, когда мне не было и двадцати лет. Я еще слово «тарификация» плохо выговаривала. Тем не менее, быстро освоилась.

В мурмашинскую школу пришла, когда там было лишь пустое здание, в котором работал студенческий стройотряд: все на ходу доделывалось, докрашивалось. В значительной степени мне повезло, потому что Мурмаши был поселком интеллигенции. В нем жили работники «Севгидростроя», «Колэнерго», аэропорта «Мурманск». В Мурмашах работалось комфортно. Конкурс в нашу школу тогда был 4-5 человек на место.

Уже в первый год в школе учились 50 человек, удалось сделать к ней пристройку, у нас появился замечательный рояль. Мурмашинский период стал для меня важным этапом в профессиональном становлении. За десять лет количество учащихся в школе выросло до трехсот человек. У нас был неплохой зал, в котором с удовольствием выступали известные исполнители...

  • Институт подарил мне Питер

Затем, в 1982 году, меня пригласили возглавить Кольский районный отдел культуры. Тогда-то и встал вопрос о получении высшего образования. И я заочно поступила на управленческое отделение Ленинградского института культуры имени Крупской. Институт дал мне в первую очередь Питер — концерты, театры, музеи. Я посещала их до 15 раз за четыре недели даже во время сессий… В вузе получила и дополнительные знания, которые ведь всегда складываются в копилку и потом непременно пригодятся. Знаете, как полезно перечитать в тридцатилетнем возрасте даже школьную программу — Гоголя, Тургенева, Чехова. Я бы ни за что в жизни, если б не институт, не открыла для себя Фолкнера. И уже не могла остановиться, пока не прочитала все его романы.

Кроме того, я была человеком с «музыкальными мозгами», а народное творчество, библиотековедение, любительский театр, культпросвет были знакомы мне в меньшей степени. Понятно, что это достаточно близкие к музыке сферы, но ведь в каждой из них имеются свои нюансы, которые и пришлось познавать в институте.

— Виктория Владиславовна, а что такое «музыкальные мозги»?

— Когда меня просят дать оценку какому-нибудь выступлению, то я обычно говорю: «У меня классическое музыкальное образование, поэтому мне тяжело оценивать вещи, связанные с самодеятельной культурой». Обычный зритель может выйти из зала, если ему не нравится представление, а ты должна сидеть и все смотреть, выбора-то другого у тебя нет. И при этом я всегда скажу любительскому коллективу: «Спасибо за работу». А с профессиональной точки зрения оценивать выступление самодеятельного исполнителя не стану. Кому нравится — пусть смотрят. В обществе должен быть определенный баланс восприятия. Чтобы мы делали, если бы больше половины населения страны были приверженцами классической музыки, — трудно сказать. А чтобы сохранять культурное пространство, достаточно чтобы пять процентов населения страны все это любили, читали, смотрели и слушали. И когда я слышу разговоры о так называемом проценте наполняемости, то обычно спрашиваю: «А нужны ли нам переполненные филармонические залы?..»

Безусловно, мне, как руководителю филармонии, хотелось бы иметь аншлаги. В тоже время, если на концерте классической музыки у нас заполнена половина партера, то считаю это очень хорошим показателем для такого города как Мурманск. Тем более в будний день...

  • Музыкальная школа по документам числилась пристройкой

— Но вернемся к культуре Кольского района. Как вам удалось справляться со всем этим хозяйством?

— Действительно, район очень большой, в нем много городков и поселков. Тогда в него еще входили Видяево и Западная Лица. И ведь каждый населенный пункт отличался от другого. Моталась по всему району, открывая музыкальные школы и Дома культуры. К тому же я была и депутатом районного Совета, что налагало дополнительные обязанности. Порой приходилось идти наперекор существующей системе. Так произошло со строительством здания музыкальной школы в Коле, которая по документам числилась пристройкой. Тогда мне удалось заразить идеей ее создания первого руководителя района. И у нас получилось построить и школу, и библиотеку. Вот тогда-то я поняла удивительную вещь: любой человек, даже самый большой начальник, окажется на твоей стороне, если увидит, что делается доброе дело.

  • Печатная машинка от Владимира Ильича

В 1987 году Владимир Горячкин, председатель Мурманского горисполкома, пригласил меня возглавить городской отдел культуры. Я согласилась и не пожалела, потому что работалось при Горячкине очень хорошо. Им была создана благожелательная атмосфера, он с интересом относился к моим предложениям и помог решению многих вопросов.

Приведу один маленький пример. Когда я пришла в горотдел, который тогда размещался в квартире жилого дома на улице Воровского, он и сам выглядел удручающе. Никогда не забуду пишущую машинку, на которой первое время пришлось печатать. У нее западали три буквы (в том числе буква «р»). И когда печатали тексты, то затем ручкой все выправляли. Когда это увидел Владимир Ильич, то первым делом распорядился выдать нам нормальную машинку...

  • У этих детей другие мозги

Когда я пришла в отдел, то Сергей Сорокин уже затеял ремонт первой музыкальной школы, к которому мне сразу пришлось подключиться. Со временем решили с Александром Барановым вопрос об открытии школы искусств в Первомайском районе. Под нее Борис Семенович Коган, тогдашний руководитель гороно, отдал половину помещений одной из образовательных школ, чтобы мы там нормально разместились. Затем в облисполкоме удалось пробить строительство школы искусств в Росте, что было просто чудом!

Получилось так, что в городе на тот момент были созданы все условия для развития начального музыкального образования. А я всегда считала и считаю, что дети, прошедшие через музыкальную и художественную школы, в будущем станут состоявшимися людьми. Эти ребята постоянно заняты, они не тусуются по подъездам, и никогда не попадут в сюжеты криминальной хроники. Ребята, занимающиеся в музыкальной, театральной, художественной школах, — они другие. У них иные мозги, иной взгляд на мир, иное воспитание. Так что уже в первые годы работы в отделе культуры кое-что удалось сделать.

  • В годы постоянного стресса

А в 1992 году, когда наступило тяжелейшее для Мурманска постперестроечное время, к руководству городом пришел Олег Найденов. Этот период является для Мурманска и городской культуры очень значимым, потому что удалось не только все сохранить, спасти, а кое-что даже и создать. Мы тогда работали в обстановке постоянного стресса, частенько приходилось собираться, чтобы тут же поделить собранные или выделенные деньги-крохи. Понятно, что, прежде всего, надо было отапливать город и решать проблемы с медицинским обеспечением...

— А что вы говорили Найденову, чтобы он давал деньги на культуру?

— Каждый из руководителей подразделений администрации отстаивал важность своего направления. И когда сидишь на совещании и слышишь, что происходит с бюджетом, сколько средств на счетах мэрии, то с ерундой к мэру уже не полезешь. А если просить деньги, то на что-нибудь существенное. Например, на детскую театральную школу. Старалась убедить мэра, что на фоне разрухи в городе необходимо сделать что-то позитивное. Надо было показать, что все нормально, что жизнь продолжается, что мы развиваемся. А Олег Петрович всегда откликался на интересные идеи.

Тогда на здание нынешнего Детского театрального центра претендовали многие. Существовало и большое искушение его продать, чтобы залатать дыры в бюджете. А я несколько лет мечтала о создании для города своей театральной школы. И Олег Петрович пошел на такой шаг. Может быть, зацепила его тем, что это будет первая в России театральная школа. Кстати, и до сих пор в стране ничего подобного нет.

— А Олег Петрович часто поддавался на подобные вещи?

Нет, не часто. Его надо было заинтересовать, убедить. Например, парк на Семеновском озере. В свое время ему предлагали сделать там парковую зону. Он прохладно отнесся к этой идее. А вот когда возникла мысль о катании на лодках и катамаранах, то такой комплексный подход ему понравился, и идея была реализована.

С Олегом Петровичем я работала очень долго. И хочу отметить, что в его команде не все оставались: кто-то ушел, потому что не смог интенсивно работать, с кем-то он сам расстался. С нас Найденов снимал три шкуры, но и защищал при необходимости.

  • Савченко — очень ответственный и надежный

— А как вам работалось после ухода Олега Петровича?

В основном после Найденова я работала с Михаилом Савченко, который раньше был правой рукой первого мэра. С Савченко нам пришлось работать уже совершенно в иных политических и экономических условиях. Я всегда называла Михаила Юрьевича социальным мэром. Он мало клялся в любви и улыбался, за что его некоторые поругивали, критиковали. Но зато это человек, действующий по принципу: «Сказал — сделал». Он очень ответственный и надежный. И я знала, что если он что-нибудь пообещал, то это обязательно будет выполнено. Или просто не станет обещать.

Савченко начал давать ведомственные квартиры работникам культуры. С ним удалось открыть «Интеллект-центры». Михаил Юрьевич быстро реагировал на все новое, понимая, что средства вкладываются на перспективу, в молодое поколение.

  • Сегодня все идет по инерции

— Виктория Владиславовна, а нынешний мэр Субботин Вам предлагал остаться?

— Нет, не предлагал, мой уход стал для нас обоих обоюдным желанием.

— И не жалко было оставлять дело?

— Я почувствовала, что у новой городской команды совершенно иные приоритеты, которые мне были непонятны. Мы нормально расстались с Сергеем Алексеевичем.

Другое дело, я ему говорила о том, что человек, который придет на мое место, должен разбираться в культуре и отличать Рахманинова от Рериха. Мэр должен понимать, что короля делает свита. И за долгие годы сложилось так, что именно культура во многом являлась сильной стороной нашего города. Это его визитная карточка. Потому-то на месте председателя комитета должен быть человек не только разбирающийся в культуре, но и пользующийся определенным авторитетом. Ведь культура и искусство — сложные отрасли, в которых приходится взаимодействовать с областными учреждениями, с творческими союзами, с общественными организациями. Потому мне показался не совсем понятен выбор нового мэра в отношении кандидатуры на должность председателя комитета по культуре.

— Сейчас вы наверняка наблюдаете за тем, что происходит с городской культурой. Как впечатления?

— Пока все идет по инерции. В городской культуре работают хорошие, самостоятельные руководители, которым нужно только помогать, а они все сами сделают.

Вообще-то я оптимистка, так что поживем — увидим. Для меня в этой ситуации главное, чтобы не разрушалось то, что создавалось годами.

  • Иногда в жизни надо что-то менять

— Виктория Владиславовна, вы ушли из комитета, в котором проработали более двадцати лет, на заслуженный отдых. И вот новый поворот в судьбе. Теперь вы — директор областной филармонии. А как это произошло?

— Я понимала, что новое руководство области будет искать единомышленников внутри региона. Безусловно, меня знали на уровне области. Поэтому Сергей Борисович Ершов и Людмила Александровна Чистова сделали мне предложение возглавить филармонию. Я согласилась. Тем более, мне хотелось продолжить работу именно в той сфере, где все досконально знаешь, где не надо начинать с нуля.

— А если бы не сменился глава Мурманска, Вы бы пошли в филармонию?

— Думаю, что нет. Осталась бы в городе. В первую очередь потому, что там начинался новый этап развития, и у меня были кое-какие планы. Тогда мы работали над новым проектом по продвижению Интеллект-центров. Хотела и дальше двигаться в этом направлении, создавая новое информационное пространство для Мурманска. Так что если бы сохранилась старая команда, то я бы наверняка осталась.

А филармония — это для меня новый этап развития. Я всегда считала так: порой что-то надо менять — либо квартиру, либо мужа, либо работу. С квартирой пока все по-прежнему. А с работой я немножечко подзадержалась.

— С Вашим приходом в филармонии что-нибудь поменяется?

— Я считаю, что в нашей филармонии заложены хорошие традиции. Она по многим направлениям работала достаточно интересно. Уверена, что ранее начатое необходимо продолжать, выводить филармонию на новый уровень. Есть сложности с аудиторией, имеются проблемы с ценовой политикой. Необходимо расширять рекламное пространство, нужно привлекать меценатов.

— И задумки уже есть?

— Мне очень хотелось бы создать семейную филармонию, у нас пока еще нет культуры посещения филармонических концертов родителями с детьми. В этом направлении надо просто хорошенько поработать. Многие просто недооценивают филармонические мероприятия, а они ведь расширяют кругозор, дают возможность родителям и детям что-то вместе обсудить.

Хотелось бы сделать больше абонементов. Сейчас у нас абонемент есть только на выступления собственных коллективов — оркестра и квинтета. Планируем ввести абонемент, посвященный русскому романсу. Думаем над появлением абонемента по музыке 19-го века.

Сейчас мы начали работу над проектом фестиваля «Северная камерата», который может стать одной из наших новых визитных карточек. Речь идет об ансамблевой камерной музыке. Его мы наметили на ноябрь и сейчас ищем партнеров, в том числе среди скандинавских соседей. Уже договорилась с московской филармонией, что они пришлют на фестиваль серьезный коллектив.

— В этих планах есть место для королевской норвежской оперы?

— С норвежской оперой непременно будет продолжение. Уже в мае мы планируем концертное исполнение оперы Джузеппе Верди «Бал-маскарад».

К сожалению, имеется некоторое беспокойство по наполнению бюджета, потому-то, возможно, не все программы будут профинансированы. Но я надеюсь, что в декабре нам удастся поставить одну из опер Доницетти и его же «Реквием».

— Виктория Владиславовна, одной из визитных карточек города был джазовый фестиваль. Вы как-то планируете его воссоздать на новом уровне?

— Мы уже выполнили свою миссию: привлекли внимание и мурманчан, и исполнителей к Кольскому Северу. Сейчас нет острой необходимости проводить подобный по масштабу фестиваль. Ведь в Мурманске постоянно звучит джаз. В филармонии раз в месяц — какой-либо джазовый проект. Только в феврале их было два. В ближайшие выходные в Мурманске откроется Баренц Джаз и Блюз фестиваль. А будут деньги, будут заинтересованные люди, то почему бы не провести праздник музыки? В любом жанре!

— Спасибо за откровенную беседу, Виктория Владиславовна. Удачи Вам!

Беседовал Константин СОЛОВЬЕВ.

Опубликовано на сайте b-port.com 9 марта 2010 года

сайт b-port.com

Контакты

г. Мурманск,
ул. С.Перовской, 3
замдиректора: 99-43-28
приемная: 99-43-33
факс: 99-43-31
электронная почта:
murmanconcert51@yandex.ru
Касса
пр. Ленина, д. 67
телефон: 45-08-67
вт–сб: 12.00 — 19.00,
перерыв с 15.00 до 16.00;
вс, пн: 12.00 — 18.30,
перерыв с 15.00 до 15.30

Подписаться на новости