Последние новости:


 

Мурманск – самый большой город мира за По-лярным кругом – был основан в 1916 году (первое его название – Романов-на-Мурмане). За 100 лет своего существования город стал крупным круглогодичным арктическим морским портом (Кольский залив, на берегах которого расположен Мурманск, не замерзает даже в сильные морозы благодаря влиянию тёплого Северо-Атлантического течения, являющегося продолжением Гольфстрима), базой арктического ледокольного флота (флагманами которого в разные годы были легендарные атомные ледоколы «Ленин», «Арктика» и другие), центром рыболовного флота и рыбной промышленности, морской геологии. В годы Второй Мировой войны здесь разгружалась большая часть конвоев ленд-лиза из США. Поблизости от Мурманска расположены штаб и базы Северного флота – основного океанского военного флота России. Население города составляет более 300 тысяч жителей. Здесь работают 2 университета, несколько НИИ, 3 театра, филармония. В 1985 году Мурманску присвоено звание города-героя. Расположенный среди скалистых полярных сопок, окружающих Кольский залив – широкий фьорд, глубоко вдающийся в Кольский полуостров, город живописен, и, находясь в гармонии с суровой заполярной природой, по-своему поэтичен. 

4 октября 2016 года Мурманск отметил своё 100 летие. 
В рамках подготовки к этому событию была запла-нирована капитальная реконструкция здания Мур-манской филармонии, включавшая также уста-новку в нём органа. Большую роль в продвижении этого проекта сыграла директор Мурманской фи-лармонии Виктория Владиславовна Чачина – коренная мурманчанка, Почётный гражданин города Мурманска, сумевшая, несмотря на голоса скептиков, убедить руководство Мурманской области во главе с Губернатором Мариной Васильевной Ковтун в необходимости реализации этого непростого проекта, ставящего Мурманск в ряд значимых культурных столиц России.
Мурманская областная филармония была создана в 1975 году на базе концертно-эстрадного бюро, с 1994 года она разместилась в здании бывшего Дома политпросвещения (построен в 1971 году), зал заседаний которого стал концертным залом филармонии. Филармония является базой Мурманского филармонического оркестра и ряда камерных музыкальных коллективов. 
Исходное назначение здания предопределило и изначальную «проблемность» концертного зала – как в отношении архитектурно-планировочного решения, так и в акустическом отношении. Недостаточный объём зала с точки зрения требований к классическим концертным залам, большое число зрительских мест, малая высота зала, избыточная ширина по сравнению с высотой, небольшие глубина и высота сцены при её большой ширине, «глухая» акустика, ориентированная на речевые мероприятия – всё это определило исключительную сложность задач, вставших перед акустиками и органостроителями при создании нового интерьера концертного зала и самого инструмента. Практическая работа над новым акустическим решением зала и проектом мурманского органа началась более двух лет назад – в сентябре 2014 года, когда автор этих строк и калининградский органист Е.Авраменко прилетели в Мурманск по приглашению Мурманской филармонии и заказчика органа – фирмы «MNK-group». Проект реконструкции филармонии к тому времени уже был выполнен ЗАО «Инженерный центр». Тогда же стало ясно, что предусмотренное этим проектом акустическое решение реконструкции зала и эскизный проект органа нуждаются в коренной переделке, фактически их предстояло создать заново. 
В короткое время было создано Техническое задание на новый орган, включавшее проект диспозиции (П.Н.Кравчун, Е.А.Авраменко) и подготовлены материалы для нового акустического решения, разработка которого началась после проведения профессиональных акустических измерений в зале (М.Ю.Ланэ, П.Н.Кравчун). К глубокому сожалению, вскоре после проведения акустических измерений М.Ю.Ланэ скончался, и дальнейшая работа по реализации акустического решения зала шла уже без его участия). 
Трудности в работе возникли и в связи с экономическими проблемами в России, появившимися в конце 2014 года (резкое падение курса рубля), однако к чести мурманских заказчиков и других участников работы, они были преодолены с минимальными потерями для проекта органа и реконструкции зала. Диспозиция органа практически не подверглась редукции. 
Проведённый в конце 2014 года конкурс на лучший проект органа привлёк внимание нескольких фирм из Германии, Франции, Италии. Победителем конкурса стала немецкая фирма «Glatter-Götz Orgelbau» («GGO Orgelbau») из Пфуллендорфа / Аах-Линц, основанная Каспаром Глаттер-Гётцем и руководимая в настоящее время Штефаном Штюрцером. Эта фирма уже хорошо известна в России: первый её орган был построен в 2003 году в концертном зале Пермской филармонии (также в сотрудничестве с автором этих строк), затем последовали инструменты в Витебске (Беларусь) и Москве, включая новый орган в историческом здании Большого театра в Москве (2011-2013). 
Сложность создания нового органа и новой акустики зала в Мурманске состояла не только в перечисленных выше особенностях бывшего зала заседаний, усугублённых решением архитекторов разместить слушательские места амфитеатром с довольно крутым подъёмом (что дополнительно уменьшило и без того малый объём зала и повысило поглощение звука слушателями), но и в том, что из-за малой глубины сцены и большой её ширины инструмент пришлось разделить на две части, расположенные по краям сцены, напротив друг друга. По опыту концертного зала Дворца искусств в Кондопоге (Карелия) и других примеров подобного пространственного решения органа в залах с относительно «сухой» акустикой известно, что, если не принимать специальных акустических мер, звучание противоположных частей инструмента практически не сливается друг с другом, и орган в звуковом отношении воспринимается не как целостный инструмент, а «разваливается» на две независимые части. Поэтому главной целью нового акустического решения зала было не только увеличение времени реверберации (весьма ограниченное в условиях данного зала, тем более с учетом его многоцелевого назначения) и улучшение в целом его акустики, но и создание многочисленных интенсивных отражений и эффективного рассеяния звука органа с целью преодоления акустических последствий пространственной разобщённости частей инструмента. Этой задаче был подчинён и проект органа (прежде всего, его внутреннее пространственное решение), в котором применены специальные меры, позволяющие в сочетании с акустическими элементами зала уменьшить (а в опредёленных условиях практически устранить) негативный эффект разделённости органа. 
Материалы, выбранные для стен, пола, потолка, сцены, элементы корпуса органа, заново изготов-ленные «акустические» кресла, специально рассчитанные звукорассеивающие элементы стен и потолка подчинены той же задаче – улучшению акустики зала, архитектурно-планировочное решение которого, строго говоря, не является удачным для органа. Покрытие стен – штукатурка по кирпичу, пол в центральном проходе и перед сценой – каменный, под креслами – паркетный, на сцене – палубный брус, на всех стенах зала и сцены и на потолке установлены специально рассчитанные звукорассеивающие и звукоотражающие конструкции, в частности, потолок над зрительской частью зала выполнен в виде кессонов. Выпуклые звукорассеивающие поверхности корпуса органа выполнены способом, аналогичным технологии изготовления изогнутых частей корпусов роялей «Steinway». «Акустические» кресла из выбеленного дуба с резными спинками (их дизайн разработан В.В. Чачиной) и небольшими подушками на откидных сиденьях, нижняя поверхность которых выполнена звукооотражающей, были изготовлены по специальному заказу в Москве. 
Резюмируя, можно сказать, что в зале применены едва ли не все возможные способы улучшения его естественной акустики и преодоления послед-ствий пространственной разобщённости инструмента (за исключением, разве, присоединяемых камер реверберации, для кото-рых в здании просто нет места). В этом смысле зал Мурманской филармонии в его сегодняшнем виде являет пример применения целого ряда современных акустических технологий. 
В настоящее время объём зала составляет около 3300 м3, число мест – 560 (удельный объём на слушателя – всего 5,89 м3, что существенно меньше, чем требуется для органных залов). Тем не менее, расчёты, проведенные методом компьютерного моделирования акустики зала, показали, что благодаря принятым мерам стандартное время реверберации RT60 на средних частотах составляет в полностью заполненном зале около 1,65 с, что является компромиссным вариантом акустики для многоцелевых классических залов. 
Тем нее менее, звучание органа в таком зале нуждается в специальной заботе. Прежде всего, для того, чтобы хорошо наполнить звучанием зал с многочисленными слушателями, было выбрано довольно высокое давление в воздушной системе органа, а мензуры труб выбраны достаточно широкими. Для надежного обеспечения органа воздухом установлены 2 воздухонагнететельных мотора с вентиляторами и 2 системы мехов, т.е. создано 2 независимых системы воздухоснабжения (отдельная – для каждой стороны органа, хотя технически можно было бы ограничиться и одной системой с одним мотором). Примечательно, что в качестве груза на мехах использованы не традиционные кирпичи, а камни разных размеров с местных мурманских сопок. В органе используются разные давления для разных групп труб: 125 мм для Hauptwerk’а и Positiv’a (эти группы расположены в левой части органа), 115 мм для Schwellwerk’a (расположен в правой части) и 140 мм для педали (разделена на обе стороны). 
При разработке конструкции инструмента были применены внутренние перегородки и швеллеры с определенным углом и направлением раскрытия створок с целью обеспечить хорошее перемешивание звука двух частей органа не только в зале (для слушателей), но и в передней части сцены перед инструментом (для ис-полнителя за пультом органа). 
Орган имеет 3 мануала, педаль, 40 регистров (в т.ч. 4 трансмиссии и 4 регистра-расширения), электрическую трактуру, множество вспомогательных устройств. 
 
После ряда обсуждений и доработок диспозиция органа приняла следующий вид: 
I. Manual, Hauptwerk (C – c4): Bourdon 16’, Prinzi-pal 8’, Flûte harmonique 8’, Gemshorn 8’, Oktave 4’, Spitzflöte 4’, Quinte 2 2/3’, Superoktave 2’, Mixtur IV–V 1 1/3’, Tromba 8’, Tremulant
 
II. Manual, Positiv (C – c4) (в швеллере): 
Holzflöte 8’, Quintade 8’, Prestant 4’, Blockflöte 2’, Larigot 1 1/3’, Sifflet 1’, Cromorne 8’, Tremulant
 
III. Manual, Schwellwerk (C – c4): Geigenprinzip-al 8’, Gedeckt 8’, Viola di Gamba 8’, Voix celeste 8’, Prinzipal 4’, Flauto traverso 4’, Quintflöte 2 2/3’, Flageolet 2’, Terzflöte 1 3/5’, Mixtur IV 2’, Basson 16’ (12 pipes, ext. Hautbois 8’), Hautbois 8’, Tremulant
 
Pedal (C - g1): Untersatz 32’ (C–H acoust. 16’+10 2/3'; c–g1 Subbass 16’), Prinzipalbass 16’, Subbass 16’, Bourdon 16’ (HW), Quintbass 10 2/3’ (transm. Subbass 16'), Prinzipalbass 8’ (ext. Prinzipalbass 16’), Gedecktbass 8’ (ext. Subbass 16’), Choralbass 4’, Posaune 16’, Basson 16’ (SW), Trompete 8’ (ext. Posaune 16'). 
 
Koppeln:
III/I, II/I, III/II, I/Ped, II/Ped, III/Ped, 
I – I super, I – I sub, I unison off, II – II super, II – II sub, II – I sub, II unison off, III – I super, III – I sub, III – III super, III – III sub, III – III unison off, III – II super, III – II sub, I – Ped super, II – Ped super, III – Ped super.
 
Manual I – II transfer.
Pleno 1, Pleno 2, Tutti, Zungen ab, Koppeln ab, Mixturen ab, Crescendo an,
Walze,
Setzer mit Sequencer (40 000 Komb.). 
 
Среди вспомогательных устройств органа отметим наличие Tremolo на всех трёх мануалах, возмож-ность менять местами I и II мануалы (Manual I – II transfer) и возможность отключать «унисоны» из суб- и суперкопул (unison off). В органе применены швеллеры с толстыми стенками и створками (6 см), что обеспечило их высокую эффективность. 
Пульт может передвигаться по сцене и устанавли-ваться в любом её месте (рекомендуемое – ближе к краю сцены по её оси). Следует отметить, что специфика акустических условий и конструкции органа вызывает впечатление в некоторой степени избыточной громкости органа и даже его некоторой резковатости при нахождении слушателя на сцене (например, за пультом органа) (это результат того, что пространство над сценой в данном зале не просто передаёт звук органа в зал, а активно участвует в его пространственном формировании, иначе звучание двух разделённых частей инструмента воспри-нималось бы как «разорванное»). Образно говоря, находясь на сцене, слушатель воспринимает звучание органа примерно, как при нахождении внутри инструмента или совсем близко от его труб. Однако в зале впечатление иное – более комфортное, звучание органа в зале не агрессивное, оно сбалансированное, более мягкое, причём разорванности звучания двух удалённых друг от друга частей органа почти не чувствуется, на что и были рассчитаны акустическое решение зала и конструкция органа. Кроме того, из-за большого количества слушательских мест в зале небольшого объема разница в акуакустике пустого и заполненного зала весьма ощутима. Исполнителям следует учитывать эти своеобразные условия мурманского зала. 
Открытие капитально реконструированной Мурманской филармонии состоялось 11 ноября 2016 года, в концерте принял участие московский органист и органный мастер Гарри Еприкян (помогавший также в монтаже органа), исполнивший «Вестминстерские колокола» Луи Вьерна. 
Официальная приёмка инструмента состоялась 2 декабря 1916 года. Короткие выступления руководителя органостроительной фирмы Штефана Штюрцера и автора этих строк, охарактеризовавших технические и звуковые стороны нового органа и зала, продолжил органист Гарри Еприкян, продемонстрировавший орган в действии. Инструмент был принят в эксплуатацию без замечаний. 
Тем не менее, Штефан Штюрцер в частной беседе с автором этого очерка отметил, что хотел бы «отшлифовать» интонировку органа, когда наберётся опыт восприятия его звучания в заполненном зале. Была достигнута также договорённость с филармонией о проведении в перспективе прецизионных акустических измерений в пустом и заполненном зале по наиболее современной методике (с исполь-зованием сигналов MLS) с целью точной фиксации акустических характеристик реконструированного зала. В ближайшее время в зале выступит с концертом Евгений Авраменко – участник работы по проекту нового органа, мнение которого, как органиста, знакомого с исходным состоянием зала до его реконструкции, представляет особый интерес. 
Почти 40 лет назад автор этих строк, будучи ещё совсем молодым человеком, гуляя по Мурманску, мечтал, чтобы когда-нибудь в этом замеча-тельном северном городе зазвучал настоящий концертный орган. К счастью, судьба распорядилась так, что эта мечта осуществилась, хотя мурманский проект стал одним из самых непростых в его практике. 
 
Автор выражает искреннюю благодарность Ш. Штюрцеру, В.В. Чачиной, Е.А. Авраменко, О.Ю. Макарову, С.П. Носову за плодотворное со-трудничество в процессе работы над проектами органа и реконструкции зала Мурманской филармонии и считает своим долгом особо отметить вклад М.Ю. Ланэ (1950-2015) в совместную работу над новым акустическим решением зала. 
 
Павел Кравчун
Журнал "Орган"
 

Филармония

Государственное областное автономное учреждение культуры "Мурманская областная филармония"
г.Мурманск, ул. Софьи Перовской, д.3
телефон: (8152) 994333
факс: (8152) 994331
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Кассы

ул. С.Перовской д.3
(здание филармонии)
телефон (8152) 99-43-32
ср-вс: с 12:30 до 20.00
перерыв: с 16:00 до 17.00
пн, вт: выходные дни

пр. Ленина д.67
телефон (8152) 45-08-67
вт-чт: 10:00 — 19:00,
вс-пн: 12:00 — 18:30,
пт-сб: 12:00 — 19:00,
перерыв: с 15:00 до 16:00